Archive for the ‘Без рубрики’ Category

Закон изменений

Пятница, Декабрь 11th, 2009

Он в действии. Слава Господу за всё! Ибо только Бог может показать два пути — тот, что неправильный, и тот, что ведет нас к нему.

Дом

Пятница, Декабрь 11th, 2009
Здесь кругом высоченные зелёные деревья. И домик белый, маленький…красив, особенно в сумерках, и когда солнце красное почует на крыше. На дне каждого дня остаётся ковш холодной воды, как на дне звонкого ведра у крыльца.
Перед дождём в открытые окна взлетают крылья белых занавесок и касаются тёмно-зелёных густых веток черёмухи, которая в цвет становится приютом для нас и птиц. Утром занавески и подоконник влажные от росы, а когда начинает подыматься солнце, светит сквозь верхушки леса и заливает всю комнату медовым светом.
Мы просыпаемся раньше солнца, только-только задрожит вода в недалёкой реке, только первая птичка в зарослях черёмухи прозвенит своим тёплым голосом, мы уже на ногах. И день начинается как надо. С благостью, теплом и любовью.  Утро сонное и прохладное, открываем двери и все окна, впускаем день.
В зелени, на грядках виднеются алые бока помидоров, фиолетовый крыжовник уже вот-вот спадёт на землю, а сквозь нежную зелёную ботву можно увидеть оранжевые спинки выглянувшей моркови. По краю дома растут полевые цветы. Ландыши отцветают у нас позже, чем обычно, склоняют свои белые зубчики к земле и что-то шепчут. Часто ребятишки бегут сюда, чтобы нарвать их, но ты разрешаешь им только любоваться. Они уже привыкли и, правда, бегают, только чтобы посмотреть на диковинку… везде ландыши отцвели давно, а тут белеют и благоухают. На крыльцо взбирается вьюн, огибает веранду и лезет на крышу… разлёгся до самого чердака. Там сушится рыба, грибы в связках и ароматно – пряно пахнут сушёные яблоки, груши и шиповник.
Раньше путники сюда не заходили, дом был нелюдим. Это потом крыльцо его обросло молодым вьюном, из трубы стал валить дымок, и чаще здесь стала скрипеть половица.  Домику не нужен забор, так заботливо обступили его лиственницы и осины, которые здесь служат всего лишь тенью, чтобы в саду, в палящий зной, не погибли от жары яблони и груши. Сейчас очень много людей идут к нашему дому, кто просит воды и отдохнуть, а кто и сам идёт с гостинцами и несёт на лице своём лучезарную улыбку. Здесь рады путникам и гостям, рады приютить, поделиться счастьем. Чуть вниз, мимо небольшого овражка, в котором засело маленькое болотце с богатым урожаем клюквы, мимо диких зарослей войлочной вишни и малины, есть еле заметная тропка, мы её протоптали сами, чтобы найти самый живописный спуск к реке. Это же дорожка, только чуть левее ведёт к храму, поэтому нами изучена и знакома так, что можно смело идти, закрыв глаза, правда, красоты такой не увидишь. Там же и большая весёлая деревня. По субботам, после раскатистого радостного звона колоколов становится как-то особенно, не то что в будни. Радостно и шумно по-хорошему.
А в доме нашем тихо. Когда выметен пол, выстирано бельё и в печи поспевает крупная желтобокая тыква, и пахнет так, что учуешь на крыльце, я сажусь у окна. Всматриваюсь вдаль тропки, пытаясь разглядеть тебя, с гурьбой деревенских ребятишек. Гляжу, ты уже совсем близко и сворачиваешь вместе с ними к зарослям вишни  и малины, и долго ещё раздаётся над лесом смех. Я машу тебе рукой, а ты улыбаешься и несёшь мне в ладонях горсть малины.
На чердаке у нас поселились ласточки. Узнав, радости было на весь день.  Мы ложились на небольшом тенистом кусочке сада, где мягкой периной служила нежная, тёплая трава. Так лежать мы можем долго. Хотя, кажется, время не идёт тогда.
Ещё в субботу топится баня. По субботам она особенная. С мёдом, чередой… жаркая. Ещё светлая, прямо белая… из свежего дерева. Иногда по вечерам мы идём в лес «по веники», так уж к нам приклеилось.    Собираем разные, сушим, а они пахнут ещё долго.
В дождь радуемся, часто выбегаем, босиком бегаем по мокрой траве и если дождь, то не важно, какой день, баню топим.
Посажены цветы у самого крыльца. Ирисы и маленькие васильки. Возле них любит ложиться и греться на солнце наша шерстяная ласковая собака.  Всегда она выбегает встречать тебя, а если вдвоём куда-то уходим, бредёт за нами.
И в доме этом добро. В каждом уголке. И утро здесь с поклоном с молитвой и вечер, и кажется, день весь так проходит. И каждый день в доме теплится жизнь… и если какая печаль проникает сюда, то мы садимся друг напротив друга, в окна черёмуха лезет, кивает нам, а мы за руки держимся и вот уже легче… и ведь живём. Живём, и, кажется, что этот дом всегда был живым. Что в этом доме всегда были мы… И ты всегда шёл домой не спеша, улыбаясь, той тропкой, которую мы протоптали, а я бежала к тебе навстречу и платок спадал с плеч, распускались непослушные, пропахшие мёдом волосы… а  впрочем, и не важны запахи. Важно то, что это есть… Что стоит наш красивый дом с залитой закатным солнцем крышей.

Неигрушка

Четверг, Декабрь 10th, 2009

Я все равно буду придумывать себе новые принципы, и делать вид, будто следую им. Я буду серьезной юмористкой, которая верит в сказки, и не очень часто говорит глупости. Я никогда не научусь остро шутить и не лезть за словом в карман… Я не смогу распрощаться с любимой игрушкой – белкой с зелеными глазами и оторванным носом, потому что отношусь к ней как к живой. Я по-прежнему буду верить в магию чисел, и радоваться от того, что вдруг посмотрю на циферблат электронных часов ровно в полночь: загадаю желание, но забуду какое, а оно вдруг сбудется. Я не перестану верить в приметы, бояться замкнутых пространств и темноты, не переносить большие рты и уродливые носы клоунов, и ещё… ещё я буду по-прежнему лгать себе, что хочу прыгнуть с тарзанки. Я не изменю своим привычкам: пить черный кофе с молоком и без сахара, каждый день есть плиточный шоколад и читать Есенина. Я не прекращу мечтать и защищать людей, которые не похожи на других. Я всегда буду искать недостатки в людях, которые меня любят, и пытаться полюбить явных тварей, которых, оказывается, уже люблю))) Ещё я буду отчаянно следить за своей речью, казаться умной девочкой, читать классиков и философов и смотреть немое кино, никому не подражать и, полюбив, ни за что не признаться… Порою мне будет казаться, что жизнь – сплошная ошибка того, кто её придумал, в такие дни я буду материться, мало разговаривать и чуть ли не плакать от безысходности и скуки, я навыдумаю себе, что все взваленное на меня совсем не имеет ко мне отношения, и что справедливость давно повернулась ко мне пятой точкой. А порою я буду счастливей всех, и, насмотревшись, научных фильмов о душе, буду шептать, говорить, кричать бескрайней вселенной: Я счастлива!